Баллон

Однажды наш дворовый пес поранил лапу. Я насыпал в рану стрептоцид и замотал лапу бинтом. Потом испортился чайник. Что-то еще произошло, я уже не помню, так как выпил испорченного киселя из теткиной банки. В голове потемнело, на обоях в прихожей проступили треугольные пятна, а на потолке выросли сосульки из мутного льда.
Я испугался и вышел на улицу. Люди не обращали на меня внимания. Никому не было дела до испорченного киселя. Когда я упал в овраг и сломал руку, меня несли мимо равнодушных жителей. Еще мне в голову попала шестеренка, но людей тогда не было – лежал около месяца в больнице с роботами.
Я решил сесть в автомобиль и поехать в поле, чтобы сесть в траву и отдышаться. Я позвонил по мобильному телефону, но старушка из регистратуры сказала, что лимиты на село выбраны. Я посмотрел в сарае, там был тетин мопед с тремя колесами. В тележке лежали баллоны с газом. Я решил отвезти один баллон к реке и утопить его. Возможно, тетя будет как-то внимательнее в следующий раз толочь крысиный яд на кухне.
На первой же кочке баллон выкатился из прицепа и упал на дорогу. Я остановил мопед и склонился над баллоном. Маленький индикатор показывал тридцать секунд. Время уменьшалось. Я убежал в лес и спрятался под корягой. Под корягой росли хвощи. Я съел один, а потом заснул. Взрыва я не услышал.
Мне приснился дом, в котором я родился. На потолке узоры, будто кто-то специально расписал. Потом проследовали школьные картины – желтый кран в столовой, подносы с капустой, злые лица учителей, черный прямоугольник с добавлением мела, чтобы меньше вредить природе, выпускной вечер, на котором я напился самогонки и упал в канаву с водой.
Проснулся ночью. Рядом стояла очередь из существ, имевшим до меня дело. Вон старуха с грабельками вместо рта, человек без мозга, владелец почты, женщина с топором, женщина-виндоус, просто женщина, мужик с долотом, собака. Они окружили меня для того, чтобы оказать помощь и поскорее убить.
Первой отметилась старуха. Она положила грабли мне на голову и три раза провела зубьями, а потом решила оторвать ногу. Я представил, как ухожу из села с одной ногой, а рядом летит черный змей с белыми перекладинами. Я решил попросить старуху не делать то, что она делает, но вместо сморщенного лица увидел кривую рогатину из осины.
– Хватит, – попросил я, – домой пойду.
Я шел домой, чего-то болело, чего-то нет, в целом я ощущал себя лучше, чем до сна. Мне хотелось найти какой-то знакомый ориентир. Когда я упал в овраг, я долго бродил сам не свой, пока не нашел телевизор. Вот, подумал я, телевизор не смотрю, но как вещь он мне дорог, потому что наш.
Я пришел домой и увидел тетку за столом. Рядом лежал паспорт от баллона, тетя его поглаживала, но ничего не спрашивала, изображая обиду. Потом зайдет соседка, они станут говорить о баллоне, а мое отравление пройдет стороной.