Главные люди

Тетка сосредоточенно рубила капусту.
Еще кочанов двадцать надо порезать, чтобы семья не голодала зимой: я и она.
Я тихо сел на табуретку в углу и стал смотреть в окно.
– Снег идет, – сказал я.
– Ой! – сказала тетка. – Напугал-то как!
Тетка открыла холодильник, достала бутылку водки и немного отлила себе в стаканчик.
– Это чего? – спросил я.
– Ничего. Я на пенсии, какая кому разница, выпьет старый человек или нет. Я уже никому не нужна.
На подоконнике высилась горка кочерыжек. Мне в детстве совали эти обрубки – на-ка, пожуй. Я сначала радовался, а потом увидел на помойке кучу таких кочерыжек и принес в шапке домой. Родственники заохали и объяснили, что с помойки брать ничего нельзя. После этого я и домашние кочерыжки как-то разлюбил.
– Я тоже никому не нужен, – промямлил я.
– Твое поколение сейчас в расцвете умственных и физических сил, надежда и опора нашей страны, – поведала тетка. – Мы свое время тащили, а вы – свое. Настоящее!
Я подумал, что тетка права.
Нам тащить не только настоящее, а еще и прошлое поддерживать, будущее определять. Если не мы – то кто? Больше-то никого нет! Снизу неразумные дети, сверху закостенелые отцы.
Какая-то волна прошла с головы до ног, космическая и окрыляющая:
«Я! Я в стране главный! Мое поколение! Встань – и иди!».
Я встал.
Достал из холодильника водку, хлебнул из горла. Прошагал в прихожую. Там висело большое зеркало, я посмотрел и обрадовался. Хорош! Надежда стариков и младенцев, толкатель настоящего, руководитель будущего. Сила!
Я засмеялся. Мне стало как-то легко и свободно.
Сами судите: я на пике умственных и физических сил, а ты где? Именно сейчас, в данный момент, по комплексу характеристик равных мне нет. Конечно, чуть позже я преодолею вершину и покачусь вниз, но сейчас-то, сейчас! Ого-го!
Я забрал у тетки бутылку, быстро оделся и вышел на улицу. Деревья вдоль домов покорно склонили голые ветви. Соседская старуха поздоровалась первой и даже, как мне показалось, немного поклонилась. Да! Так провожают космонавтов. Как я раньше не замечал, надо было сопли не жевать, пользоваться.
Навстречу шла Нора, ну куда ей, кроме как ко мне – опереться, похныкать? Я ее утешу, конечно, на то и возвышение, чтобы проявлять это самое. Покровительство всякое…
– Не ко мне ли? – ехидно спросил я.
Нора выглядела запыхавшейся.
– У тебя есть водка? – спросила Нора.
Я постучал по карману. У каждого мужика в расцвете сил должна быть водка.
– Пойдем, выпьем немного. А то почувствовала что-то странное. Думала – поэзии волна, но нет. Другое. Понять не могу, а выпить хочется. Знаешь, я всегда спрашивала себя по утрам – “кто я”, а сейчас мне ответили.
Нора тоже в расцвете. Я совсем забыл, что мы на одной парте сидели. Это немного обидно, но не надо быть жадным.
– Нора, мы на вершине. Нам – тащить!
– Что тащить?
– Мир! Весь мир, целиком! – закричал я и обнял девушку.
На нас падал снег, а мы стояли посередине улицы и обнимались. Я чувствовал, что лучше не будет. Никогда. Ты понимаешь слово “никогда”? Если нет – руби капусту.