Инвертация

Позавчера ворвалась тетка и заорала, чтобы я прятал чеснок, так как особые отряды уничтожают вампиров. Я сразу подумал, что отряды как раз и состоят из вампиров, ведь чеснок – известное лекарство от нечисти. Любое дело имеет тонкие обстоятельства, позволяющие смотреть на вещи с другой стороны.
– Надень ватно-марлевую повязку!
– В ватно-марлевых повязках происходит воспаление особо нежных альвеол и люди умирают быстрее. Ты хочешь меня убить?
– Малину! Срочно пей малину!
– Малина вызывает чрезмерный нагрев организма, малейший сквозняк сводит в гроб!
Тетя глупая. Жизнь прожила, а ума не набралась. Пожилые люди пасуют в сложных обстоятельствах информационной войны. Я взял чайник с кипятком и вылил тете на плечо.
– Ай, помогите, больно-то как!
В мире слишком много лжи. Общество приучило тетю врать насчет боли, а она научила меня. В дверь постучали, я отвалил засов, на пороге стояли черные демоны.
– Чеснок в доме водится?
Я выхватил головку чеснока и показал демонам. Демоны проткнули меня ржавыми вилами. Я нашел пузырек йода, но на рану не нанес, данное вещество вызывает ожог беззащитных тканей. Нужна чрезвычайно неустойчивая перекись водорода.
В юности я наскочил на деревянную щепку, но так как хорошо разбирался в химии, от лечения отказался. Вода – источник инфузорий. Перекись разлагается быстрее, чем древесина. Щепка гнила в ноге три года и полностью рассосалась к совершеннолетию.
Сейчас у меня гангрена, я лежу на чердаке, рассматриваю дырки в животе. Дырок – нет! Людей – нет! В голове прячется потайной селектор, достаточно переключить волновой канал. Я – вибрация. Мне нужна перекись.
Тетя забралась на чердак с кипятком и горчичниками. Мощный нагрев обусловлен инфекцией. У тети обожжена рука. В руке – парящий желтый прямоугольник. Месть. Тетя хочет отмостить за плечо. Я верил ей, любил, плакал на груди после очередного поджога мясомолокозавода, но стоило один раз провести экспериментальную инверсию, как обрел врага.
Я оттолкнул тетю и спустился вниз, корчась от боли. В лесу есть целебное болото, а в болоте – кислый водород, оставшийся после отторжения серы в результате сложной реакции гниения. Я окунусь в болото и исцелюсь. Главное, чтобы враги не написали в интернет о моей задумке. Информацию сожрут инвертирующие фаги, и в пространство понесется управляющая волна о разоблачении доселе неизвестного факта реальности. В болоте исчезнет перекись. Все мобильные телефоны с выходом в сеть я разбил молотком, а компьютер раскрошил ударом табуретки. Враги метались по комнате, но подключиться не могли. Тетя звонила в ноль три и просила бригаду.
– Случилось чрезвычайное событие в моей судьбе, в жизни моего племянника! Инвертация разума! Помогите, пожалуйста, привести ситуацию в норму, вернуть теплые домашние вечера!
– Инвертация – болезнь всего нашего общества, а не медицинский случай, – ответили в трубке.
Впрочем, последнее я слышал от кривоногого фашиста в гангренозном бреду. Он бил меня по голове металлическим пистолетом и обещал расстрелять, если я не перестану тормошить полотно бытия. Полотно было грязное, будто на нем подохоло стопятьдесят ампутационных больных. Я долго шагал по лесу, пока не нашел болото и не погрузился в него. На следующий день я выздоровел. Тетю увезли в поликлинику и наложили пластырь. У меня новый ноутбук, демоны убиты Богом, чеснок вернут через месяц.