Лёд

Сегодня утром появился первый лёд.
Я выломил одну пластину из лужи,  тут же захотелось погрызть. Раньше-то я часто грыз лёд, обкусывал сосульки, а снег ем до сих пор.
Из соседнего дома выглянула какая-то бабушка, она смотрит на меня, ожидая, пока вопьюсь в хрустальную пластинку. Вопьюсь, а старуха бросится будить домашних, в уши волосатые нашептывая: наш-то, наш-то папуас – лёд жрет! Уже вечером, когда к моему дому подойдут односельчане, когда они столпятся вокруг калитки, когда обезумевшая тетя будет прятать семью в подвал, выйду и скажу им: не будет у вас ни урожая, ни счастья, ничего, и никогда не наступит весна, пока вы льда как следует не поедите!
И правда, весна у них никогда не наступит, подойдет время высаживать лук, да снег кругом лежать будет, и тогда соседи, пряча лица в кроликовые воротники, признаются: да, действительно, лучше бы мы лёд ели, потому что сейчас это не жизнь. А я тогда скажу: ешьте, что же вы не едите? Посмотрите, посмотрите кругом, сколько снега, льда, сосулек! И руками как сеятель поведу окрест.
Падут соседи на ледяные дорожки, языками все до почвы одубелой выгребут, до самых травинок прошлогодних, до жуков майских, до личинок, до корешков остывших. И от этого тепла, от тепла языков болтливых, сплетнями чрезмерно нагретых – оживет природа, растает снег, побегут ручьи, наступит долгожданная весна.