Марсианка

Вчера вечером я включил телевизор и прилег на диван. Там показывали приключения людей, попавших в сложные жизненные ситуации. Например, повариха из банка копировала диски с какой-то там бухгалтерией, а когда накрыли оперативники – в подвале нашли кессон с борщом. Следствие установило, что женщина готовилась к атомной войне.
Я взял телевизионный пульт и нажал на все кнопочки одновременно. Экран погас, а затем снова осветился, показав упыря в рогатой каске. Упырь мерно двигал руками, словно выгребал картошку из невидимого ларя. Я сделал громче звук и взял из вазочки черную конфету «Марсианка». Сейчас что-то показывать будут, чего раньше не показывали.
– Здравствуйте, мы телевидение номер два. Мы вещаем через засекреченный спутниковый ретранслятор, наш сигнал закодирован, – сказал невидимый диктор.
Я потрогал разъем на затылке и опасливо огляделся. Никто меня тут не видит? Войдет тетка и начнет спрашивать, допытываться – давно ли мне это вмонтировали? Давно, тетя, вмонтировали. Тебе не вмонтировали потому, что вся кровь в соку… или как там у вас, у старух.
– Примите видео, – посоветовал диктор.
Я увидел комнату с черными стенами и стулом посередине. На стуле сидел человек в моей рубашке и моих же штанах, он самоуверенно сложил руки на груди и нагловато улыбался. Я почувствовал в затылке электрические импульсы, так всегда бывает, когда готовят к истине.
– Ты кто? – спросил я у телевизора.
– Я.
– А где остальные?
Но прежде чем спросил, уже знал ответ:
– Остальные появляются тогда, когда я ими недоволен.
Размышляя над сказанным, я съел еще одну «Марсианку» – в другой обертке, уже не черной. В телевизоре опять кого-то тащили и насаживали на кол, потому что конфеты, если честно, говно – но после вас остаются только такие.