Рыба

Утром пришел в магазин, продается горбуша по сто сорок рублей и камбала по шестьдесят пять. Горбуша изрядно подорожала. Я спросил продавщицу, какая рыба свежее. Продавщицу зовут Наталья Григорьевна, она не замужем, но старается.
– Горбушу никто не берет, вот и тухнет.
– Тогда камбалу.
Бывают случаи, когда Наталья Григорьевна оформляет дополнительные документы. Вроде все уже отдал, получил, а не отпускает. Может и жетон дать, чтобы в другое окошко обратился. Иногда не дает – кусается. Почему бы не заколотить откидную крышку прилавка?
– Вы меня кусать не будете?
– А на что мне тебя кусать?
– На прошлой неделе кусали.
– На прошлой – кусала.
– Хотелось бы понять условия, при которых это происходит.
– Взял рыбу – иди.
Рыба у меня уже в руке. Камбала кусковая, мороженая. Приду домой, положу в холодильник. Камбала в идеале плоская, потому что ловят ее с плоскодонных лодок жители пересохошего Арала.
– Пойду, что ли?
– Иди, коли товар забрал, а деньги выплатил.
Я кивнул, но не поверил.
Как поссорилась с директором мясомолокозавода, обсчитав его на шестнадцать рублей, так сама не своя. Что он уж там шепнул? Чего наказал? Приходить к нему ночью мыть веранду или щекотать пятки ресницами?
Я посмотрел на ресницы Натальи Григорьевны. Вроде бы нормальные.
Раньше-то придешь, поговоришь о политике, товарах. Подойдешь к прилавку, посмотришь. С обратной стороны продавец глядит. Никто не кусает.
– Пойду я, с рыбой-то.
– Иди.
Вышел на улицу, солнце светит. В прошлом году рекламу повесили на забор, сейчас уже облупилась. На плакате усатый офицер погранвойск с ведром ставриды. Областной центр рекламу прислал, если бы районный, облупилась бы еще раньше. Московская не облупляется, там полимеры.
Если кто-то не кусается, это не значит, что прошлая рана уже не ноет и не болит. Продавщицы повадились кусать покупателей, но никому нет дела.
В Москве кусать не разрешают, там сразу прибегают адвокаты, сидишь такой важный в зале суда, в обмороки падаешь от боли, заседания переносят, переносят, затем компенсацию платят, а продавщицу увозят в зарешеченном вагоне в Сибирь. Мы и так уже в Сибири – скопом осуждены. Кто кусал, кто не кусал, люди второго сорта.
Нам бы хоть басманное правосудие, хоть филевское, а можно сушироллы. Одним все – другим ничего.
Китайцы скупают горбушу вместо собак, а мы скупаем камбалу, так как денег нет. В Москве горбуша свежая, хоть и подорожала. Или не подорожала. Если подорожает – москвичи правительство подключат, оно у них рядом. Приедет наш в Китай, скажет Ху Цзинтао – почему рыбу скупил? Нефть отключу, если будешь так делать. Китаец поюлит, похныкает, и сделает для москвичей дешевую горбушу, а у нас все равно дорогая и тухлая останется.
Я потер колено и пошел домой.