В снежном плену

Недавно одна бабушка в снегу поселилась. Мы взяли лопаты, да откопали бабушку. Не обрадовалась спасению потерпевшая, закричала:
– Видала я дальние страны, необычные видения, испытывала любовь, а вы меня раскопали, убили, в землю закопали!
– Мы раскопали тебя, бабушка, а не закопали. Обратное сделали тому, в чем нас обвиняешь.
– В землю живой закопали, а раскопали уже мертвой! Убили, похоронили! Люди добрые, что же это делается-то, а?
Я запихнул в старушку капсулу воздушной кукурузы, чтобы женщина поправила силы и продолжила рассказ. Но никаких сведений выудить из бабушки не удалось. Услышали только лишь просьбу:
– Закопайте меня обратно, по самую по голову!
Мы посовещались и решили вызвать врачебную автомашину. Когда грузовик приехал, все уже знали, что старушка отказывается возвращаться к обычному миру.
– Оставаться с вами не хочу, – говорила бабушка.
Врачиха постановила, чтобы бабушку отвезли в город, на рентген и прививки.
– Больная неухожена, давно не проходила необходимые процедуры и освидетельствования. На станции переливания крови можно оставить, если своего жилья нет. Какая у бабули группа, скажите?
– Группу не знаем, а хата её вон там, – сказали мы врачихе.
– В городе квартиры нет? Где документы на жилье в городе? Не хочет ли сдать квартиру за уход, чтобы после смерти жилплощадь мне досталась? Типовой договор я привезла, подпишите, бабушка!
Тут Теплиц и сказал врачихе:
– Что задумала, песья ты голова? Живую бабушку закопать захотела? Убить-похоронить?
Врачиха оправила брезентовую юбку и как закричит:
– Я лечебная, по сугробам в любую погоду ваше село от всех болезней избавляю, вот она, благодарность! Вот она!
Теплиц выхватил у врачихи сумку, распотрошил, а там и валидола нет, один стетоскоп, поддельный диплом, несколько фишек из казино, удостоверение либералки, да бутылка водки.
– Почем совесть купила, паршивка?
Врачиха схватила бутылку, запрыгнула в грузовик, кричит водителю:
– Гони! Гони Васька! Квартиру отнимем, бабку шприцом натыкаем, чтобы поскорее умерла, кровь выкачаем и роженицам в Европу продадим, а сами жить станем на доллары, как сыр в масле кататься. Люблю я тебя, Васька, свальным грехом!
Грузовик закрутил колесами и сорвался с места. Нас обдало снежной пылью. Теплиц взлетел, но во врачебном кузове поднялся крупнокалиберный пулемет и обстрелял волшебника. Теплиц обиделся, породил из облака молнию, да сжег врачиху вместе с водителем и грузовиком. Долго летала юбка брезентовая по нашему селу, пока собаки не разорвали на подстилку.
Мы закопали старушку в сугроб, а на месте том установили ограду из снега и сосульку воткнули.
Больше ничего нового не произошло.