Вопрос

– Для чего мы живем? – спросила Нора.
Норе надо задаваться такими вопросами, потому что она поэт. Поэтам надо задаваться. И мне желательно, но я уже понял, что тут надо смотреть, как и что. Либо проснемся в другом мире, где станет ясно, почему мы были в этом, либо опять начнем расти, тренировать голову, чтобы рано или поздно недоумевать.
– Есть популярная точка зрения, что живем мы ни для чего, а приобрели умение думать об этом случайно, в результате превращения из обезьян. Но никто не доказал, что собаки просто ждут конца, ничего не спрашивая у себя там, в голове. Мы ждем не просто, а тяжело.
– Мне кажется, – сказала Нора, – что тяжесть ожидания специально навязана, а значит и соответствующий ум выдан в качестве оборудования. Потом его попросят сдать.
Мне представилась комната, где с нас снимают мозги и кладут на полки под номерами, а уже пустых ведут куда-нибудь вниз, прекращать.
– Не уверен, что после смерти ждет насилие. Там устроено иначе, возможно, на духовном уровне. Но духовный уровень – это культура, впрыснутая нам в детстве, мифология. Мы не обязаны брать в качестве философского фундамента наработки сказочников.
– Мы выше мифов, – быстро сказала Нора.
Я покивал и подлил в чайную кружку кипятка.
– На-ка, хлебни. Срочно выпей. Сложные вопросы мы обсуждаем, очень важные. Но так как человеческий мозг не предназначен для вычислений такого рода, он никогда не придет к ответу, будет лишь терзаться. Так что давай, напьемся сейчас чайку, стихи почитаем, вспомним, как умер кто-нибудь родной или далекий, но тоже близкий к нам духовно, а потом еще добавим, и будет нам хорошо до самого утра.
– Как это красиво – «до самого утра», – прошептала Нора.
– Да. Ночь – это наш семейный капитал, Нора. До утра столько нового придумаем, ведь мы выше мифов и создаем свои.
Нора как-то странно на меня посмотрела, и я сразу понял, о чем она думала. О том, что если у нас родятся только мифы, это мифическая семья, а не настоящая. Я вздрогнул и нервно хлебнул чаю.
– Для чего мы живем? – опять спросила Нора.
Норе надо задаваться такими вопросами, потому что она поэт.