Вызов

Утром я пришел к зданию Администрации по вызову. У меня болело ухо, но в поликлинике сказали, что уровень повестки слишком высок, чтобы получить освобождение.
– Я глохну или что?
– Перепонка уже не эластична.
– Почему так рано эластичность кончилась?
Врачиха ничего не ответила, только махнула в окно, за которым виднелся двор мастерской церемониальной геометрии. Там собирали гробы и обтачивали обелиски.
Возле администрации соорудили постамент из досок и поставили электромотор валом вверх. К валу крепился большой фонарик, у меня такой был – восемь батареек дают луч изрядной мощности, добивающий до облаков.
К одиннадцати собралась большая толпа, и мероприятие началось. На постамент вылез бородатый мужик и сказал в микрофон:
– Многие говорят, что скорость света недостижима. Я покажу вам на опыте, что это ложь.
Мотор включился, и фонарик стал вращаться.
– Смотрите, луч света с огромной скоростью освещает вселенную по кругу. Конечно, не все фотоны долетят до границ, но достаточно удаленные начнут описывать лучом неимоверную по размерам окружность. Скорость световой палки превзойдет все ограничения.
Мы удивленно ахнули.
Вышла толстая тетка и закричала веселым голосом:
– Приуныли от скучной науки? Не расстраивайтесь! Сейчас будут народные танцы, но прежде небольшая лекция философа Потапова.
Вышел Потапов – грузный мужик в коричневой дубленке.
– Дорогие мои. Недавно я осознал, что умершие люди так и остаются у нас в мобильниках в виде молчаливых номеров. Но те, кто умер до появления сотовой связи – не имеют даже такой памяти. Они никогда не позвонят! Никогда! На колени!
Мы встали на колени, это была минута молчания. Я знаю, что в такие моменты даже палочки приема гаснут в смартфонах, а поле Хиггса выключается. Мы остаемся без массы, чтобы понять, каково это – существовать без телефона в посмертии.
– Теперь танцы! Танцы! – заорала толстая тетка.
Фонарик продолжал крутиться, выступая в качестве стробоскопа.
Мы бросились танцевать, потому что сверху висят квадрокоптеры с камерами. На прошлой неделе мужика прямо с танцпола увезли. Говорят, он тайком посещал католическую какую-то крюч. Женщина рядом со мной скинула шубку и осталась в черном платье с серебряными бляшками. Она согнула в локтях поднятые руки, закрыла глаза и приоткрыла рот. Не жена ли это Потапова?
Танцы были энергичные, мы разогрелись и воодушевились, а после усталые и довольные разошлись по домам. Завтра на работу, валы вытачивать, мощные какие-то продолговатые валы, у дирекции нет никаких предположений о том, куда могли бы такие устанавливаться, но я думаю, что это новейшее сверхсветовое оружие нашей страны.