Зазор

Я шел в магазин за лампочками, когда зазвонил мобильный телефон. Номер был незнакомым.
– Алло! – сказал я.
– Здравствуйте. Меня зовут Рональд Джонг, я заблудился в вашем лесу, помогите.
Я удивился и обрадовался. Не каждый день автор старинного архиватора под MS-DOS плутает неподалеку.
– В каком лесу? Вышку сотовой связи видите?
– Да-да, рядом с факинг вышкой. Только не знаю, в какую сторону идти.
– Ждите двадцать минут.
Я бросился домой, надел валенки, старую советскую шубу из пластика, кинул в котомку ломоть сыра, две бутылки водки и побежал в лес.
Рональд Джонг стоял под вышкой с ноутбуком на плече и дрожал от холода.
– Как вы в наших краях очутились? – спросил я.
– Да правительство США послало. Мы же вас сжимать собрались.
– О, а мы вас аналогично. Давайте вот, хлебните для согрева.
Мы выпили полбутылки, закусывая сыром, потом я повел Рональда к выходу из леса.
– За мной прилетит синий вертолет НАТО, – поведал Джонг.
– А за мной Су-27 ВВС РФ, – ответил я.
– Ты что, Иван. Полетели со мной в Америку.
– Я не Иван, я – Лягушкин.
– Фак!
– Сжатие будет обоюдоострое. Обоюдоострое. Вы, кстати, по какой причине хотите нас заархивировать?
– Ваше время отстало от настоящего, образовался существенный зазор. Если сжать человека, он уменьшится только на двадцать процентов, остальное вода. Зазор же сожмется почти полностью, ну вы понимаете, пустота хорошо давится.
– В зазоре пустота, считаете?
– Нет, там не пустота, а промежуток между прошлым и настоящим. Чем она наполнена, я не знаю. Навозом?
Рональд глупо захихикал и подмигнул. Водка действовала. Не воспринимает всерьез ситуацию.
– А мы вас RAR-ом даванем, с шифрованием, – сказал я.
– Рошаль в США живет, голубчик. В США.
– Мы старой версией, модифицированной сообществом Habrahabr.
– Оу, – сказал Рональд. – Как страшно. Просто весь дрожу.
Наверное, Джонг догадался, что никакого сжатия у нас не планируется, только штатные ядерные вооружения. Проницательный американский программист.
Мы вышли на поле. Тотчас на горизонте появился вертолет: военный и не наш. Однако с другой стороны неба прилетел истребитель и выпустил по недругу очередь из пушки. Вертолет в последний миг послал ракету, и оба летательных аппарата рухнули в снег.
– Больно и грустно смотреть на аварию сложной техники, – сказал Джонг.
Мы сели на опушке леса, развели костер и стали пить водку.
– Куда сейчас? – спросил я.
– Не знаю. Пешком через вашу грязь я сто лет буду идти.
– Как когда-то сказал шоумен с первого канала: “это не грязь – это фактура”.
– Фак-тура?
Джонг опять засмеялся.
– Пошли к нам на мясомолокозавод работать, Рональд. Программисты всегда нужны. Вон, Сноуден уже устроился.
– Если бы не зазор ваш гнилой…
– Он нам и самим надоел, но без него как-то ссыкотно. Вдруг в нем особая наша душа прячется?
– Запаковать вас вместе с душой! На радость сатане.
– Сатана вам на радость, а нам для спокойствия. Подавай заявление. Новый год на носу, ёлка. Тридцатого будет торжественное вращение валов на главной площади поселка с иллюминацией. Сжатие хорошо, но валы не хуже.
– Какие еще валы?
– Мощные сверхсветовые валы.
– Зачем вам эти валы?
– Очевидно же, чтобы вас вертеть.
– Но и сами, гляжу, вертитесь. Торжественно, с иллюминацией.
Вот же козел! Разве объяснишь иностранному человеку без зазора все тонкости нашего существования?
– Мы не предлагаем другим то, что негоже самим. А ваше англосаксонское сжатие одностороннее и подлое. Прилетел к нашей вышке под покровом ночи, хотел заархивировать? Архиватор никто не скачивает, что ли? На жизнь не хватает?
Мы обиделись друг на друга и пили вторую бутылку в тишине, посматривая на пылающую технику. Так продолжалось минут двадцать, пока мне не пришла в голову мысль:
– Джонг, а тебе не кажется, что отношения между нашими странами какие-то половые? Вы видите в нас зазоры, а мы в ответ точим валы. Может, это любовь?
Рональд задумался и сказал:
– Если это так, то наши разногласия заключаются в том, что мы не знаем, кто из нас какого пола. А пока мы это выясняем, рушится мир, горят самолеты.
– Верно, – согласился я.
– Или эта любовь однополая? У нас незазорно.
Я встревожился и отсел подальше:
– А у нас, вот, зазор имеется.
– Тогда будем сжимать.
Американец схватил свой ноутбук и стал что-то быстро набирать. Вот же сука! Сейчас через wi-fi облучит, и привет. Я схватил бутылку и ударил американца по голове. Джонг крякнул и завалился в сугроб. Анус себе сожми, пес.
Над полем уже висел вертолет МЧС, поэтому я тихо отступил в лес и пошел домой окружными путями, чтобы потом не обьяснять, что тут происходило.